» » Рассказ о посещении концерта Хью Джекмана в Стамбуле
09.06.2015
Рассказ о посещении концерта Хью Джекмана в Стамбуле
Рассказ о посещении концерта Хью Джекмана в Стамбуле от Ольги (участницы нашей группы  в контакте). Фотографии от нее же. 


Концерты Хью Джекмана в Стамбуле были запланированы на март - с 17го по 20е включительно. С чемоданом сразу после тяжелого рабочего дня, я прилетела ночным рейсом где-то между средой и четвергом, чтобы на следующее, поначалу такое радостное утро, узнать, что концерт отменен. В связи с кровотечением в голосовых связках Хью были отменены все концерты, кроме самого первого. И, наверное, к лучшему, что я заранее ничего не узнала, и провела чудесный вечер с друзьями, вместо вечера с любимым актером.




Деньги за билеты вернули через пару недель после моего возвращения, а еще через неделю объявили даты новых концертов. Как легко догадаться, я купила билет в первый же день продаж.

И вот, я снова в Стамбуле. Погода чудесная, настроение на высоте, я даже купила одежду понаряднее, чтобы придти на концерт не в своей обычной туристической 'форме', которая скорее удобна, чем уместна для такого мероприятия.

Zorlu Performance and Art Center похож на наш Крокус Сити Холл, только чуть меньше и более красивый внутри. Мое место находилось на ряду G, но там была какая-то чудная система подсчетов, и первым рядом был ряд AA, а я, получатся, сидела ряду на 8м-9м. Довольно близко, и самое близкое, что было. Плюс, передо мной был проход, и никто не маячил своей шевелюрой перед носом. 


Сидела и смотрела, как мимо меня проплывали необъятного размера вставные груди, надутые губы, гладкие лица, дизайнерские сумки и обувь. Но, к счастью, у бОльшей части гостей все-таки были заинтересованные взгляды и нормальное, натуральное взросление. Средний возраст публики, лет 45-50, но это может быть эффектом выбранного мною места.




Прямо перед концертом голос объявил, что любая съемка запрещена, потому что Росомаха знает про нас все, и найдет нас.


Надо отдать должное Хью, концерт начался точно по расписанию - в 21.00. Заиграл оркестр, вышел Хью, и к моему стыду, я не запомнила его первую песню, помню только, что когда он появился на сцене, аплодисменты были такими громкими, что оркестр и пение Хью совсем перестало быть слышно. Если честно, я такое первый раз наблюдала. Песня кончилась и аплодисменты снова загремели, Хью пришлось поднимать руку, чтобы зал стих.


А потом он много пел и говорил, травил байки. Буду рассказывать то, что помню, последовательность могу напутать.


Хью рассказал, что сейчас готовится к съемкам последнего фильма о Росомахе с ним в главной роли, и тут зал снова загремел. Он говорил о том, что продюсеры страшно недовольны, что он прерывает подготовку из-за концертов, потому что считают, что брутальному киногерою вредит репутация бродвейского актера. В этот момент на экране позади Хью появился коллаж Росомахи с расставленными в стороны руками с когтями и в одежде Питера Алена из мюзикла «Парень из страны Оз». Хью также рассказал, что за один такой концерт он теряет несколько фунтов веса.

Также Хью спросил, есть ли в зале австралийцы, на что дружным хором отозвались несколько голосов где-то вверху и где-то снизу. Хью сказал, что такая сплоченность – черта всех австралийцев, и что если кто-то хочет проверить наличие австралийцев в толпе, то нужно просто прокричать: «Ози, ози, ози!». На что австралийцы в зале все так же дружно повторили клич :)





Потом Хью рассказал, что в прошлый раз был в Стамбуле с женой и детьми, а в этот раз он один. Но он всегда, даже на пару выходных между съемками летит домой, потому что очень скучает по Деборе. Он посвятил песню жене, и пел на фоне фотографий, многие из которых были явно из личного архива семьи Джекманов: фото вдвоем, фото с маленькими детьми, фото где Деб сама ребенок, фото с очень молодой Деборой. 


Я немного удивилась, и меня тронуло, что за весь концерт это была единственная песня, когда Хью как будто нервничал и самую малость сфальшивил в конце, а потом сказал: "Я скучаю, дорогая".


Хью также поведал историю о своем отце. Когда Хью был приглашен выступить в Карнеги Холл в Нью-Йорке, его отец должен был прилететь к нему из Австралии, на перелеты у него ушло 24 часа, для того же, чтобы эти 24 часа провести в Нью-Йорке. Отец Хью работал половину своей жизни в консалтинговой компании, поэтому никак не мог пропустить рабочий день. Незадолго до прилета Хью узнал, что дресс код мероприятия «расслабленный бизнес стиль», он позвонил отцу и предупредил. 




Отец заверил его, что оденется подобающе, на что Хью сразу заподозрил, что отец приедет в шортах и футболке. Когда Хью открыл дверь приехавшему отцу, то был не менее удивлен увидеть его в парадном черном костюме и при черном галстуке, и сказал: «Папа, это же парадная одежда, сегодня так будет выглядеть только обслуживающий персонал!». На что его отец ответил «Мне все равно, мой сын выступает в Карнеги Холл сегодня, мой десс код – парадный».


На сцене Хью пил кофе, воду, смешно подшучивал над работниками сцены, которые приносили и уносили микрофон и стулья. Он останавливал их и называл турецкими именами и не отпускал, пока те не подтверждали, что он правильно их произносит. В какой-то момент он поздравил с днем рождения виолончелистку из оркестра, и на сцену вынесли торт со свечками, а именинница их задула. 


Потом он вызвал одну из своих танцовщиц, и рассказал, что она прилетела в 6 утра для сегодняшнего концерта, и не захотела его пропустить, потому что её парень здесь живет. Он нашел парня в зале и помахал ему. Потом Хью рассказал, что в зале присутствует семья его близкого друга, тоже очень популярного актера, нашел их и спустился в зал. На мое счастье, сидели они прямо передо мной.


Хью подал руку отцу и долго уговаривал мать друга потанцевать с ним, скромная женщина не соглашалась, пока весь зал не завопил "Давааааай!" Женщина все-таки согласилась, вышла, и оказалось, что на ней чудесные кроссовки в стразах, чему Хью сразу сделал комплимент. Он потанцевал с ней, поцеловал ей руку и пообещал увидеться после шоу.


Хью также пел дуэтом песню из своего нового фильма-мюзикла «Величайший шоумэн земли», рассказал, что мы сейчас первый раз ее услышим. Это сцена торга между главным героем и меценатом. Он пел в дуэте с турецким певцом Bora Uzer. Кстати, песня мне очень понравилась.



Когда Хью пел знаменитую "Love was made for me and you” на экране за его спиной транслировали нарезки из фильмов с Хью и героинями женщинами: «Флирт со зверем», «Кейт и Лео», «Пароль рыба-меч», «Люди Икс», «Оклахома», «Престиж», «Фонтан», «Корелли», «Австралия». 


Надо сказать, что единственный момент с поцелуем из всех этих фильмов и спектаклей был показан в самом конце песни, и естественно это был отрывок из сериала «Корелли», где Хью познакомился и влюбился в свою великолепную Жену.


Хью заметил в зале детей, спросил, сколько им лет и посетовал, что, должно быть, родители затащили их сюда, пообещав Росомаху, а вместо этого какой-то мужик танцует и поет на сцене. Тогда Хью зарычал и сделал пару «росомаховских» замашек, как будто он выпустил когти. Зал снова взорвался аплодисментами. 


Потом он пустился воспоминаниями в съемки фильма «Австралия», когда его сын жил с ним на съемочной площадке, и что это было замечательное время – они спали под звездами, встречали рассвет, гуляли по прериям. 


После этого на сцену вышли двое мужчин с длинными, в их полный рост трубками (видимо, это какой-то национальный инструмент) и протяжно гудели, Хью повернулся к залу спиной и отбивал ритм металлическими палочками, стуча одной о другую. А потом музыка сменилась на гавайскую гитару и я сразу узнала "Over the rainbow” в вариации Израэля Камакавивооле. Это было очень-очень красиво. Я с удовольствием подпевала всю песню.


Хью перевернул выпитую чашку кофе на блюдечко и сказал, что сейчас впервые в жизни попросит погадать ему на кофейной гуще. Он спросил, умеет ли кто-то из зала это делать, вызвалось несколько человек, и Хью выбрал девушку из первого ряда. Когда она вышла на сцену, оказалось, что она не говорит по-английски, и Хью позвал ассистента из-за кулис и тот стал переводить. Девушка сказала, что Хью очень-очень устал, что его ждут очень большие проекты. 


Так как девушка говорила по-турецки зал начинал смеяться раньше, чем Хью, потому что только потом ассистент переводил ему. А потом, после очередной фразы девушки, зал испуганно ахнул. И ассистент перевел, что болезнь Хью, о которой все знают, вернется. Тут я расстроилась… А Хью улыбнулся, и, провожая девушку обратно в зал, заметил: «Несколько человек хотели мне погадать, угораздило же меня выбрать именно её!» Зал засмеялся.


Хью пел еще много песен, пел "The Boy Next Door” и "I Go To Rio” из мюзикла "Парень из страны Оз”, пел "What Have I Done” и "One More Day” из "Les Miserables”, пел обожаемую мной "I’ve Got Rhythm” и заставлял выборочно людей из зала кричать "I’ve got”, а он продолжал: "I’ve got rhythm, I’ve got music…” Танцевал под "Singing In The Rain” и "Mack The Knife”.




Пел, танцевал, улыбался, и делал все безукоризненно, так, как умеет только Хью Джекман. Было абсолютно очевидно, что Хью получает удовольствие от того, как проходит концерт, и явно было, что вот он – настоящий Хью. Веселый, любящий свою публику, добрый человек с душой на распашку.


В первый раз, когда я побывала в Стамбуле, несколько человек сказали мне, что у меня «глаз от сглаза» - голубые глаза с темно-синей каймой по контуру. Так вот, Хью, эти глаза, признанные самими турками защищать от дурных знамений, пристально следили за тобой весь концерт. Пусть ни одно плохое предсказание не сбудется, долгих лет тебе и твоим близким. Спасибо за чудесные 2,5 часа!


Категория: Бродвей/Театр | Просмотров: 1324 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar