» » Интервью для журнала "7 дней" (апрель 2016)
19.06.2016
Интервью для журнала "7 дней" (апрель 2016)
47-летний актер откровенно рассказал, как избавился от стрессов и почему врачи назвали его счастливчиком.

Интервьюер: Мария Обельченко
Источник: журнал "7 дней".

— Хью, правда, что ваши часы каждые три с половиной часа напоминают, что пора съесть очередной стейк?

— Да, верно! А куда деваться? За месяц я должен набрать около 20 килограммов мышц — для очередного пришествия Росомахи! Съемки совсем скоро начинаются. (Хью уже 16 лет играет роль в знаменитой франшизе «Люди Икс». — Прим. ред.)

Мне, кстати, многие говорили, что я так на эту роль подсел, что не сумею вовремя, что называется, соскочить. Но это неправда. Я уже фактически простился с Росомахой, и виноват в этом мой желудок! Я не был уверен, что он переварит в будущем столько стейков, куриного белого мяса и, главное, — омлетов из одних белков!

Диета Росомахи и Хью Джекмана — простая и незатейливая. Ах да, еще ни грамма сладкого. Так вот, я согласился еще один, последний раз сыграть Росомаху. У фильма пока даже названия нет, но будет круто, обещаю.

— Супер! Поразительная преданность героям, стоящим на стороне добра! Вот и в только что вышедшем фильме «Эдди «Орел» вы играете тренера с невероятно добрым сердцем. Он единственный, кто помог парню, над которым все смеются и издеваются, исполнить детскую мечту — попасть на Олимпиаду 1988 года…

— Думаю, меня тянет к таким ролям потому, что сам я, как известно, абсолютно противоположный тип, человек без сердца. То есть на поверхности я такой миляга, а внутри — нет сердца вообще. (Смеется.) А если серьезно — наверное, именно Росомаха со мной такую дурную шутку сыграл. Вот уж кто типичный разбойник, упрямец и даже, можно сказать, урод. Но с добрым сердцем. С тех пор и пошло-поехало. Картина же про Эдди «Орла» удивительно трогательная (фильм снят по реальной истории лыжника Эдди Эвардса — первого представителя Великобритании на зимних Олимпийских играх в прыжках с трамплина. — Прим. ред.).

Этот Эдди в свое время наделал много шума. Я отлично помню его историю, мы в Австралии любим парней, которые ничего не боятся и готовы на все ради своей мечты, даже если кому-то она кажется дикой и абсурдной. Так было и с очкариком Эдди, который в самом деле попал на Олимпиаду, хотя и занимал там последние места.

Но в этом–то и прелесть истории! Он не стал чемпионом, но, будучи классическим лузером, одиночкой, несчастным аутсайдером, совершил настоящий подвиг: научился прыгать с трамплина, а ведь это жутко страшно! Я, честно говоря, даже не пытался.

Высоты я не боюсь, но на той горе, откуда прыгают спортсмены, мне стало реально страшно. И потом, одно дело — когда прыгаешь в снег, а там ведь один лед! В общем, так или иначе, он пробился и стал тем, о ком говорил весь мир. Эдди в фильме играет молодой актер Тэрон Эджертон, а я изо­бразил опустившегося тренера, тоже в своем роде аутсайдера. Но именно он согласился помочь безнадежному во всех отношениях спортсмену-любителю. Эвардс был на нашей премьере, и знаете, он плакал.

Думаю, фильм полезен подросткам: очень важно знать, что человек, кем бы его ни считали, способен, если захочет, сам себя спасти. И взрослым неплохо было бы понять, что в этой жизни не обязательно становиться чемпионом, чтобы выиграть. Эдди не занял место на пьедестале, но чувствовал себя победившим. Я же говорю, мы, австралийцы, сами абсолютно такие. Те, кто рискует и не выигрывает, нравятся нам гораздо больше, чем те, кто заведомо обречен на победу. Это же так скучно!

— Думаю, спортсмены вроде Эдди напоминают миру о том, что Олимпийские игры были основаны греками как состязания любителей...

— Совершенно верно! Теперь Игры все больше не о спорте, а о спонсорах, маркетинге. И в них конечно же нет места любителям, ведь необходимо достигать невероятных результатов и ставить рекорды... Тренер, которого я играю, — профессионал, гений в спорте. Однажды сорвавшись, он был выброшен, опустился на самое дно. Но продолжает жить этими горами, склонами и вершинами. Взяв этого парня под свое крыло, он наконец-то перестает сам себя разрушать.

 — Что помогает вам самому сохранять себя, не поддаваться разрушению?

— С некоторых пор я приобщился к трансцендентальной медитации. Освоил технику аутотренинга и медитирую каждый день, где бы ни был. Это полностью изменило мою жизнь. Я же долго был типичным психопатом — в том смысле, что постоянно находился в состоянии беспокойства, граничащем с манией. Наверное, сыграли роль все мои детские травмы.

То, что нас мама бросила и я чувствовал себя отщепенцем, не таким, как все. Старший брат, когда я пошел в драмкружок в школе, надо мной издевался, дразнил «девчонкой»... И потом я, пробиваясь, много нервов потратил. А еще я был жутко тощим, что при моем росте, конечно, придавало мне болезненный вид. Недаром, когда только начал ходить на фитнес, местные качки называли меня Аном — от слова «анорексия».

В общем, медитации оказались моим спасением. Ясность мысли, самообладание, уменьшение стресса, хорошее настроение, способность сфокусироваться на чем-то одном — все это мне теперь доступно. В процессе медитации я отпускаю себя, словно погружаюсь в воду. И вот я больше не Хью Джекман, не отец, не муж... Я становлюсь спокойным и счастливым. Я медитировал перед выходом на сцену в качестве ведущего церемонии вручения премии «Оскар» (в 2009 году. — Прим. ред.). Медитирую перед началом каждого спектакля в театре и перед камерой на съемочной киноплощадке.

Когда стресс уходит, насколько же легче быть искренним в своей игре! Иными словами, я стал совсем другим человеком. Научиться медитировать не так сложно, это вам не талант, с которым люди рождаются. Всем доступно и очень повышает качество жизни. Я знаю, о чем говорю, ведь я воспитывался довольно строго, в католической вере, и считаю себя верующим человеком. Просто эта тема слишком личная, чтобы ее обсуждать. Даже мне, известному своей болтливостью!

 — Да уж, вы любимчик журналистов, исключение из правил в Голливуде. Кстати, вы не стали скрывать и то, что у вас рак. На­против, стараетесь использовать свою популярность в благих целях — убеждая людей обращаться к врачам. Но вам страшно?

— Думаю, что любой человек испытывает шок, услышав такой диагноз. Даже если, как у меня, речь идет не о самой опасной разновидности. Мне, как австралийцу, заполучить рак кожи оказалось обычным делом: как и многие, я в детстве не пользовался средством от загара. В общем, пока мне не объяснили, что и как, было очень страшно. С тех пор у меня было четыре операции и наверняка будут еще. Но мой врач говорит: «Даже если тебе придется нести этот крест до конца, все равно можешь считать себя счастливчиком». Что я могу в этом смысле делать? Вот, дал деньги, чтобы запустить выпуск защитных кремов для детей.

Призываю людей не бояться лишний раз провериться. Я ведь в свое время тоже не сразу пошел к врачу. На съемках «Людей Икс: Дни минувшего будущего» гример обратил внимание на маленькую кровоточащую ранку на моем носу. Я сказал, что случайно поранился когтями Росомахи. За годы съемок я действительно множество раз задевал себя этими когтями, я ужасно неловкий. Но потом жена целый месяц убеждала меня, что надо сходить к врачу...

— С женой вам крупно повезло…

— О да. Встретив Деборру, я, пожалуй, впервые испытал ощущение полного погружения в какой-то сладостный мир. Но сначала был в ужасе, когда понял, что влюбился в звезду своего первого шоу. Ее обожали буквально все — и продюсеры, и съемочная группа, а тут я, как глупый щенок, со своей страстью. В результате я с ней неделю не разговаривал.

Наконец Деб спросила: «Может, я чем-то тебя обидела?» Тут я в ответ и признался с ходу: «Да нет. Просто я в тебя по уши влюбился. Ты уж извини меня. Я постараюсь как-нибудь выйти из этой ситуации, я понимаю, что она дурацкая…» И вдруг она говорит: «Как здорово! Потому что я тоже в тебя влюбилась!» (Смеется.) И все это случилось ровно двадцать лет тому назад.  

А в апреле мы отмечаем 20-летие со дня нашей свадьбы. При том что я не сразу женился, нет. Целых шесть месяцев терпел — испытывал себя. Вдруг, думал, это всего лишь страсть, безумное увлечение, ослепление? Смешно, правда? Но с каждым днем все больше понимал, что это любовь. Деборре я мог полностью доверять, не бояться быть тем, кто я есть. Деб любила меня, а не какую-то там версию или образ Хью Джекмэна. Ничего не нужно доказывать — ни себе, ни ей. Потрясающее облегчение!

— Обидно, что у вас нет своих детей, биологических

— Знаете, я отношусь к Оскару и Аве как к родным. Поэтому никаких сожалений. Мы с женой в любом случае собирались кого-то усыновлять — после того, как она родила бы двоих детишек сама. Но, увы, не вышло. Каждая беременность заканчивалась потерей ребенка. Все эти мучения с искусственным оплодотворением, которые прошла жена, были настоящим адом.

По законам Австралии тогда нельзя было одно­временно заниматься процессом усыновления и делать ЭКО. И в один прекрасный день я твердо заявил Деб — а она сдаваться не собиралась, — что не хочу больше видеть ее мучения. Мы занялись поиском малыша. Оскар родился на наших глазах. Это удивительное ощущение! Счастье. Потом родилась наша Ава. Тогда же я решил, что моим приоритетом будет семья, хотя к тому моменту моя карьера в Голливуде еще только начиналась.

Теперь мы часто путешествуем все вместе. Вот, скажем, целый месяц ездили по свету с фильмом «Эдди «Орел». Деборра давно бросила актерскую работу ради меня и детей и путешествует со мной. Конечно, я чувствую свою вину — Деб отличная актриса. Но я счастлив, что мы всегда можем быть рядом. Вот сейчас едем на пасхальные каникулы в Австралию.

Недавно купили там красивую квартиру в доме на берегу океана. Будем наслаждаться жизнью, пока я не уеду на съемки своей последней Росомахи. Все-таки удивительная история! Когда меня неожиданно взяли на эту роль в самом первом фильме, супергерои были еще совсем не популярны, фильмы о них считались полным отстоем и денег не больно много приносили. Но «Люди Икс» вышли на экраны — и мне с утра пораньше стали названивать пьяные продюсеры: фильм в первый же день собрал вдвое больше кассы, чем они ожидали. (Смеется.)  

 — А вот фильм о Питере Пэне («Пэн: Путешествие в Нетландию»), где вы снялись в роли Черной Бороды, провалился в прокате. Впрочем, вы говорили, что работали в нем ради своих детей...

— Не так уж много картин, которые я могу посмотреть вместе со своими детьми. Разве что мультик «Делай ноги», где я озвучил пингвина Мемфиса. Но главной выгодой Пэна стало то, что благодаря ему дети заполучили меня на целых четыре месяца! Ведь никто не узнавал Хью Джекмана в образе Черной Бороды!

Мне придумали потрясающий суперэксцентричный вид: с усами и в бороде, с фальшивыми зубами, я походил на наркобарона или еще какого-то прохиндея, да еще и лысого. Оказавшись у зеркала, сам себя пугался! Кстати, жене этот образ очень понравился. Она сочла его весьма сексуальным. (Смеется.)

Деб любит и когда я в Росомаху превращаюсь. Ей вообще нравится, когда я немного буйный и имею диковатый вид. В общем, благодаря тому, что я остался неузнанным, мы с детьми даже пару раз съездили в Диснейленд, и ко мне ни разу никто не обратился с просьбой сфотографироваться вместе! Ава и Оскар были в восторге.

— Даже если бы вас узнали, вы бы не отказали поклонникам, верно?

— Если честно, то я действительно предпочитаю не отказывать ни в автографе, ни в селфи. Потому что, если вдруг откажу, потом целый час буду себя долбить, упрекать и виноватить. «Ему нужна была всего лишь моя фотография! Зачем я обидел человека?» Гораздо легче и проще вести себя вежливо, смотреть людям в глаза и пожимать им руки.


Категория: Статьи и интервью | Просмотров: 1012 | Теги: интервью | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar